Категории раздела

"Бессмертный: влюбиться впервые" [22]
"Избранная: запретная любовь" [3]
"Подружка Дьявола или ключ от рая" [29]
Саундтреки к романам [3]

Поиск

Наш опрос

Ваш любимый герой романа "Бессмертный: влюбиться впервые"?
Всего ответов: 154

Статистика

femmes russes a marier homepage counter счетчик сайта



Среда, 13.12.2017, 04:30
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Официальный сайт писательницы Яны Саюлли

Произведения

Главная » Произведение » Романы » "Бессмертный: влюбиться впервые"

Глава 5. Хефрелини

Невыносимая жара, установившаяся в последние дни в Каире, сводила меня с ума. Все время хотелось пить, и я без конца прикладывался к бутылочке с минеральной водой.

«Как все же хорошо сейчас в Принстоне!... Ранняя зима: свежо и легко дышится», – с досадой подумал я, ощущая тяжесть в горле.

– Ричард! – послышался голос за дверью.

Это была Хефрена... Она была самым древним вампиром из всех, кого я знал. Хефрена переродилась в вампира более двух тысяч лет назад. Считалось, что она была обращена в вампира самой Лилит – первой из нашего рода, первым убийцей, который боится солнца и жаждет крови.

 

Согласно рассказам древних, первой женой Адама была Лилит. Она не признавала мужа своим хозяином и не хотела подчиняться ему. Лилит считала себя таким же творением Бога, как и Адам. Поэтому, произнеся тайное имя Всевышнего, Лилит поднялась в воздух и улетела от мужа. Тогда Адам обратился к Богу с жалобой на сбежавшую жену.

Всевышний послал вдогонку за Лилит трёх ангелов, известных под именами Снуй, Сансануй и Санглаф. Они настигли Лилит у Красного моря, и она наотрез отказывалась возвращаться к мужу. Тогда ангелы в наказание решили лишить ее жизни. Обескровив ее тело почти до смерти, они ушли, бросив умирать под палящим солнцем.

Над Лилит слетелись стервятники, которые так и жаждали полакомиться ее плотью…

Из последних сил Лилит схватила птицу, приближавшуюся к ее лицу. Вцепившись зубами птице в горло, Лилит почувствовала, как жизненные силы возвращаются к ней с каждой каплей крови.

Жизнь вернулась к Лилит полностью, когда она выпила кровь всей стаи птиц. Так и появился первый в мире вампир…

 

Дверь в мою комнату открылась, и передо мной стояла сама Клеопатра. Волнистые волосы цвета вороньего крыла,  огромные лучистые глаза, выступающий подбородок и нос с горбинкой. Именно такой я и представлял себе великую древнеегипетскую царицу.

– Ричард, ты уже здесь? – улыбнулась Хефрена и подошла ко мне ближе. В ответ я кивнул.

– Час назад, когда я зашла тебя навестить, ты стоял недвижимый, словно статуя -  здесь ты присутствовал только физически. Где ты был? – поинтересовалась она.

– В Принстоне! – ответил я, взглянув в ее юное лицо; по человеческим меркам ей было всего лишь шестнадцать лет.

– Это твоя новая способность? Расскажи о ней! – словно оживилась она.

– Нет, это скорее модификация моей способности перемещать предметы!

Хефрена нахмурилась: даже не владея телепатией, можно было догадаться, что она не понимала, о чем я.

– Ладно, я объясню. С помощью телекинеза я могу передвигать предметы одной лишь мыслью, почти таким же способом я могу перемещать себя в то место, о котором я думаю. Кажется, это называется астральной проекцией.

– Это очень интересно! – спустя минуту с восторгом промолвила Хефрена. – Ты проектируешься в виде духа?

– Нет! – засмеялся я. – Из крови и плоти, но при этом я в два раза слабей, не могу пользоваться телекинезом и, похоже, уязвим в таком состоянии, – пояснил я и взглянул на свою ногу.

На моей правой ноге в ускоренном темпе заживало два сломанных пальца. Перелом я получил, когда возился с дверью спортивного авто. Она оказалась непривычно тяжелой, поэтому, не удержав ее, я уронил дверь себе на ногу.

«Не припоминаю, когда в последний раз ломал себе что-нибудь. Наверное, тогда я был еще человеком», – подумал я и ухмыльнулся сам себе.

– Что ж, твоя новая способность нам очень пригодилась бы, – оценивающе посмотрела на меня Хефрена и задумалась о моем предназначении.

Моя способность ее интересовала с тактической точки зрения. Ведь Хефрена была настоящим воином-полководцем. Уже более тысячи лет она возглавляла могущественный орден «Хефрелини».

Хефрена была первой, кто отверг образ вампира, как чудовищного хищника, предлагая взамен тайную жизнь среди людей и осмотрительное питание.

Постепенно у Хефрены появились последователи – вампиры, которые не принимали свою сущность монстра, а также люди, которые пострадали от руки беспощадного кровопийцы.

Спустя некоторое время малочисленное объединение вампиров и людей превратилось в непобедимый орден под названием «Хефрелини».

Практически каждый вампир, вступивший в орден, был обращен против своей воли. Он не признавал принципы и законы, по которым жил его создатель, он ненавидел свою сущность убийцы и жажду человеческой крови.

В первые годы влияние создателя на новообращенного вампира слишком велико: он становится его марионеткой и слугой, безукоризненно выполняя все его приказы. Немногим хватает сил и упорства, чтобы вырваться из цепких лап своего создателя. Но те, кому все же удалось это сделать, становятся воистину могущественными вампирами. И именно такие вампиры состояли в непобедимом ордене «Хефрелини».

Хефрелини в свои ряды с радостью принимали и простых людей, готовых биться плечом к плечу с вампирами ордена против их злейшего врага. В основном, к ордену присоединялись люди, которые так или иначе пострадали от беспощадного монстра, жертвой которого стали либо родственники человека, либо он сам.

Поэтому первым законом ордена было: «Накажи вампира, несущего смерть, лиши его бессмертия!».

Представители ордена были разбросаны по всему миру. Объединяясь в семьи, они защищали свою территорию от кровожадных вампиров. Если семья не справлялась с нависшей над ее территорией угрозой, присылался бойцовый отряд ордена «Малеус».

Отряд «Малеус» возглавляла сама Хефрена, в него входили самые сильные и могущественные вампиры, наделенные особым даром, а также самые стойкие в физическом и духовном плане люди.

«Малеус» вызывался крайне редко, только в самых опасных и тяжелых ситуациях, когда семья имела дело с целым объединением вампиров.

Вторым законом Хефрелини было: «Держи свое бессмертное существование в секрете: раскрыв свою природу смертному, ты обрекаешь его на вечное служение ордену». Поэтому к ордену примыкали не только те, кто подвергся жестокости вампира, но и те, кто стечением обстоятельств были вовлечены в тайну бессмертных. Кто-то из смертных становился членом ордена по своей воле, а кому-то приходилось внушить желание быть одним из Хефрелини.

Последний из главных законов ордена гласил: «Человеческая жизнь – священна. Утоляй жажду только животной кровью». Все члены ордена были своего рода вегетарианцами. Только в исключительных случаях можно было переступить этот закон. Одним из таких случаев было предстоящее сражение отряда «Малеус». Перед каждой серьезной битвой они пили человеческую кровь, которая предавала им больше сил.

В каждой семье, состоящей в ордене, обязательно был избран старейшина, который считался главой семьи и входил в состав верховной власти ордена – собрание старейшин, именуемое Великий капитулом.

Великий капитул являлся вершиной власти Хефрелини. Верховным председателем капитула была сама создательница ордена – Хефрена. На собраниях Великого капитула решались вопросы войны и мира, вершились судебные дела, принимались важные решения.

– О чем ты думаешь, Ричард? – прервала мои мысли Хефрена. Она не могла читать мои мысли, когда я их блокировал. В этом и была отличительная черта действия телепатии среди нас, пьющих кровь, – вампир мог прочитать мысли другого вампира, только если тот сочтет это приемлемым для себя.

– Да так, обо всем! – замялся я, читая ее мысли. Хефрена подумывала предложить мне вступить в ряды отряда «Малеус», ей пригодился бы мой новый дар. Я знал, что как только Хефрелини узнают про мою новую способность, они тут же захотят вернуть меня обратно.

Когда-то я уже был одним из «Малеус», сражение было всем для меня. Это помогало мне жить дальше и чувствовать себя достойным, необходимым существом на Земле.

Но теперь мне не хотелось быть воином: всей своей сущностью я желал быть обычным смертным парнем, ведь тогда бы я смог быть рядом с той, кто овладел моим каменным сердцем и заставил его беззвучно биться.

– Тебе нужно расслабиться. Давай я помогу! Вспомним былые времена! – с этим словами Хефрена, словно змея, обвила мое тело сзади. Мягкими, почти незаметными движениями рук, она расстегивала одну за другой пуговицы моей рубашки. Ее холодное дыхание щекотало мне шею, и я почти забылся в стальных объятиях Хефрены.

– Я что-то не в настроении! – дрожащим от желания голосом возразил я.

Хефрена была одной из тех женщин, в присутствии которых было сложно сопротивляться. Ее красота, грация и даже запах не оставляли ни единого шанса для представителей сильного пола. Так всегда было и со мной, но не в этот раз.

Что-то очень острое кольнуло мое холодное сердце, оставив в нем ноющую боль. По щеке скользнула воображаемая слеза. Больше всего на свете я хотел быть рядом с Элси!

– Кто она? – отстранившись от меня, воскликнула Хефрена.

Она была очень сильным телепатом. Хефрена умела читать не только мысли, ей были подвластны эмоции и чувства других. Этот дар она получила вместе с бессмертной жизнью кровопийцы от своей создательницы Лилит.

За многие века Хефрена научилась повелевать чувствами окружающих. Я мог утаить от нее свои мысли, но мир чувств подчинялся только ей.

Именно благодаря своим способностям Хефрена была идеальным предводителем ордена. За все время правления никто даже не попытался сместить ее с трона. Она чувствовала малейшие колебания в строю и, искусно манипулируя чувствами других, меняла их природу. Но при всем этом в своей игре чувств Хефрена всегда четко рисовала для себя границы, через которые она не должна переступать, чтобы не навредить окружающим.

– Ты ее любишь?.. Смертную? – продолжала Хефрена,  метаясь из одного угла моей комнаты в другой. – Она знает кто ты?

– Нет, не знает! – отрицал я.

«По-крайней мере, не знает, что я вампир», – подумал я и посмотрел в окно, где над городом вставал необыкновенно золотистый рассвет. День обещал быть жарким. Жарким во всех отношениях.

Было непривычно и дико видеть Хефрену в таком состоянии. На ее прекрасном лице явно читалось недовольство и обида, а глаза расширились от ярости. Казалось, своим взглядом она могла испепелить любого.

Даже не знаю, от чего Хефрена больше злилась: от того, что она впервые столкнулась с унизительным отказом или от вероятности раскрытия нашей тайны.

Раздался спасительный стук в дверь, и в комнате появилась Ашаки – доверенная помощница, правая рука Хефрены.

Необыкновенная грациозность и легкость движений Ашаки очаровывали любого. При взгляде на неё первое, что приходило в голову: «Ангел, спустившийся с небес».

Более тысячи лет назад на юге Африки Хефрена нашла Ашаки, умирающую от укуса вампира. Предоставив право выбора: смерть или вечная жизнь, Хефрена дала ей испить своей ядовитой крови, которая и превратила Ашаки в бессмертного вампира. С тех пор они были неразлучны.

– У меня плохие новости! – даже встревоженность Ашаки не исказила ее прекрасный, ангельский голосок.

Я еще не знал, какую весть принесла вампирша. Но по ней было видно, что новость не из приятных.

– Что случилось, дорогая? – мягким, почти родительским тоном произнесла Хефрена.

– Большая часть населения деревни в Перу была вырезана этой ночью! Осведомитель сообщил, что их было трое: один мужчина и две женщины.

– Есть предположения, кто это мог быть?

– Да! Под описание мужчины подходит Стефан!

– Стефан? – яростно воскликнула Хефрена и молнией метнулась из комнаты.

Мы последовали за ней.

Главный зал поместья Хефрелини занимал целый этаж и в зимнее время обогревался огромным камином. Каждая стена имела свою отделку, построенную на сочетании белого и голубого цветов, изысканно оттенённых позолотой. Украшением зала были статуи Антиноя в египетском одеянии и жреца с жертвенным подносом, изготовленные из черного мрамора. В самом центре стоял огромный круглый стол, именно за ним обсуждались самые важные вопросы ордена.

За круглым дубовым столом уже сидели все советники, с нетерпением ожидая Хефрену. При ее появлении все дружно встали и низко поклонились, тем самым выражая свое почтение и уважение.

– Друзья мои, – начала Хефрена покровительственным голосом, – похоже, мы столкнулись с чрезвычайной ситуацией. Наш противник… мы имеем предположение, что это наш старый знакомый – Стефан, явно что-то замышляет. Началось все с убийств в небольших поселках Аргентины, теперь поступила информация о жестоком убийстве большей части населения деревни в Перу. Он двигается на север. Но до сих пор не понятно, что является его главной целью, – остановилась Хефрена, переводя дыхание.

– А как же семья Пеццини? – поинтересовался один из советников.

– Видимо, противник был осведомлен о том, что в Бразилии есть представители ордена, которые будут защищать свои владения от кровожадных монстров. И это еще раз доказывает, что мы имеем дело со Стефаном, – подытожила Хефрена, наблюдая за реакцией окружающих.

– Значит нужно направить отряд «Малеус»! Пора прекратить эти безобразия! – с вызовом в голосе заявил Тиллиус.

Если Ашаки была правой рукой Хефрены в общественных и политических делах, то Тиллиус был доверенным помощником в военных делах.

Хефрена, Ашаки, Тиллиус – это была еще та троица.

Более тысячи лет назад из чертовой дюжины вампиров, тайно объединившихся против совместного врага, выжили только они. Это был страшный бой: не на жизнь, а на смерть. Они сражались всего лишь с одним противником – с Лилит.

Мало кто верил в победу, но благодаря всепоглощающей ненависти к вампирской сущности, все члены объединения были готовы пожертвовать собой ради великого дела: избавления мира от первоисточника всего зла.

Трудность заключалась в том, что Лилит нельзя было убить как обычного вампира, даже способности на нее не действовали. По сравнению с ней любой вампир становился лишь пылинкой против целой планеты.

Возможности Лилит были безграничны: одним только взглядом она могла испепелить любого вампира. Но сам огонь, как единственный вариант гибели кровопийцы, ей был не страшен.

Однажды я поинтересовался у Хефрены, как же им все-таки удалось убить Лилит, и она мне поведала свою историю:

«... Конец десятого века нашей эры.

Это были страшные времена: человеческая жизнь ценилась меньше, чем жизнь породистой собаки. Эпидемии и войны сменялись одни за другими, унося за собой жизни тысяч и тысяч людей. Это были золотые времена для вампиров: они могли питаться без опаски столько, сколько их проклятая душа пожелает. Жертвы, погибшие от рук вампиров, все равно приписывались к списку пострадавших от очередной чумы.

Из жаркого Египта Лилит решила перебраться в Италию. Именно там я и познакомилась со своим верным и надежным другом, Тиллиусом. Узнав, что в Рим прибыла сама Лилит, он пришел выразить ей свое почтение. Дар Тиллиуса приглянулся ей. За все время своего существования Лилит не знала ни одного вампира, владеющего разумом и телом других.

Тиллиус присоединился к приближенным Лилит, но никто не мог себе и представить, какова была настоящая его цель.

В то время я уже тщательно спланировала переворот. Ко мне присоединились еще одиннадцать вампиров-единомышленников, которые так же ненавидели Лилит за все ее деяния.

Как же я обрадовалась, когда узнала истинную миссию Тиллиуса. Его способность могла сыграть нам на руку. Если бы его дар не подействовал на Лилит, то хотя бы остановил ее стражу и преданных приближенных.

Как сейчас помню этот день… Поздняя весна, 13 мая 981 года – день свершения правосудия.

Все было спланировано до мельчайших деталей, незначительное отклонение от задуманного могло привести к тяжелейшим последствиям. Мы готовы были умереть, даже не колеблясь ни секунды, но главное, чтобы наши жертвы были не напрасны.

Произошло это ночью. Лилит сладко спала в своей кровати, даже не подозревая, что сон, который заставил ее губы изогнуться в нежной, почти ангельской улыбке, был ее последним сном в этой беззаботной жизни.

Тиллиус своей силой повлиял на стражников, охранявших беспечные сновидения Лилит, и они сами впустили нас в ее покои. Как только мы зашли в просторную спальню Лилит, она тут же вскочила с кровати. Она понимала, что среди ночи целая дюжина вампиров пришли с ней не в игры играть.

Тиллиус, не теряя надежды, решил использовать на Лилит свой дар. То, что я увидела далее, повергло меня в шок.

Ранее на Лилит не действовал ни один дар вампира… хотя дар Тиллиуса не превратил ее послушную марионетку, но ее движения явно замедлились, стали похожи на неуклюжие движения ребенка. Казалось, будто собственное тело Лилит больше не подчинялось ей.

Мы все дружно кинулись на неё. Дар Тиллиуса, к сожалению, не лишил ее способностей. Некоторые вампиры превращались в пепел, не успев даже на шаг приблизиться к Лилит. Каждую минуту мы теряли одного из нас…

Прекрасно осознавая, что убить Лилит обычным способом у нас не получится: согласно древним легендам, первого вампира убить невозможно, мы решили попробовать полностью обескровить ее тело, как это когда-то сделали три ангела Всевышнего, посланные им остановить Лилит. Это и был наш план – единственная надежда...

Первыми, кто оказался возле Лилит, были сестры Розетти. Не прошло и минуты, как от них остались две горстки пепла. Эта картина впервые за все годы подготовки вселила в меня искру сомнения.

Тогда Тиллиус решил приложить максимум усилий при воздействии на Лилит своего дара. Ее движения еще больше замедлились: она двигалась так медленно, что это давало нам значительное преимущество.

Расположившись по разные стороны комнаты, я и Ашаки перемещались параллельно друг другу. Нашей целью была шея Лилит, к которой не так уж и просто было подобраться.

Скрыться из поля зрения источника зла было единственной возможностью не закончить так же, как сестры Розетти.

Нам все-таки удалось подобраться к Лилит со спины. Несколько быстрых, практически незаметных движений, и мы стояли так близко, что могли ощущать каждый ее вздох. Недолго думая, мы вонзили свои острые, как кинжалы, клыки в горло Лилит. Ее кожа была настолько твердой и прочной, что, приложив только титанические усилия, мы смогли прокусить ее и добраться до желаемой цели – сонной артерии Лилит.

Тиллиус все еще сдерживал ее движения, поэтому мы с легкостью справлялись со всеми попытками Лилит избавиться от нас, как от надоедливого комара.

Кроме нас троих оставалось еще пять вампиров, но им не удалось спастись. Даже потеряв почти половину своей крови, Лилит все еще могла испепелять вампира одним только взглядом.

Несколько минут - и обескровленное каменное тело Лилит лежало у наших ног. Казалась, она была все еще жива, только не могла двигаться, говорить и даже моргать. Теперь Лилит полностью была похожа на неподвижную статую. Чтобы все-таки больше соответствовать таковой, ее тело было залито золотом и в качестве украшения поставлено в центре бального зала поместья Хефрелини…».

– Ричард, ты поможешь нам? – после случившегося в моей комнате, Хефрена впервые обратилась ко мне.

– С чем именно? –  поинтересовался я, уже зная ответ на свой вопрос.

– Нам бы очень пригодилась твоя новая способность! – почти улыбнулась Хефрена и продолжила. – Просто пока мы доберемся до места преступления в Перу, пройдет слишком много времени, и мы уже не уловим запах Стефана и, соответственно, не узнаем, в каком направлении он двигается дальше, – пояснила она и бросила многозначительный взгляд на меня.

– И что я должен сделать? – удивился я. Конечно же, я знал, что задумала Хефрена, и не только потому, что она не блокировала свои мысли от меня. Нетрудно догадаться, что она намекала на мое прямое участие в этом деле.

– Думаю, пора всем уже узнать о твоей интересной способности! – с ухмылкой сказала Хефрена, переведя свой взгляд на советников, сидящих за круглым столом.

– Что? Интересная способность? Да чем нам может помочь в такой ситуации его способность передвигать предметы? Вот если бы здесь была Эшли, тогда другое дело, – послышался недовольный голос одного из присутствующих.

– Это не единственная его способность! – заявила Хефрена, и в зале поднялся гул. – Да-да, я знаю, что это невозможно! Но у Ричарда действительно появилась еще одна способность - астральная проекция, – объяснила она и снова посмотрела в мою сторону.

– Я сделаю это, но у меня есть условие! – сообщил я и робко посмотрел в глаза Хефрены.

– Какое еще условие?

– Я узнаю, в каком направлении двигается Стефан, но как только я это сделаю, то сразу же уеду домой, в Принстон! – известил я Хефрену о своем условии.

– Хорошо! – спустя минуту согласилась она, но в ее глазах явно читалось недовольство.

 

Моя новая способность была удивительной, но поначалу она очень пугала меня. Я боялся, что, будучи вне тела, со мной могло произойти что-то непоправимое, и я никогда не смогу вернуться в него обратно. Поэтому астральной проекцией пользовался крайне редко.

Главным условием выхода в астрал было полное спокойствие и тишина, для этого я уединился в своей комнате. Лежа на кровати, я сделал несколько глубоких вздохов и попытался расслабить каждую мышцу своего тела.

Для того, чтобы оказаться в нужном месте, моему разуму необходимо было сконцентрироваться на деревне, где произошли эти ужасные убийства, людях, которым посчастливилось выжить и даже трупах, которые я видел в новостях.

Расслабив каждую клеточку своего тела, я испытывал чувство раздвоенности. Образы сменялись один за другим, пока один из них не замер неподвижно. Я оказался в совсем другом месте.

Ощущения были теми же, что и минуту назад. Я мог дышать, смотреть и двигаться, практически так же, как и всегда. Но что-то было все-таки иначе, оно сковывало меня, удерживало невидимой нитью. Я был все еще привязан к своему телу.

Нельзя было терять ни минуты, я еще не знал, как долго могу находиться в этом состоянии.

Было нетрудно понять, где я нахожусь. В маленькой деревушке в Перу все еще велись спасательные работы, полиция уже приступила к расследованию, опрашивая выживших, а маленькие дети, оставшиеся без родителей, печально бродили между черных мешков с трупами.

Мое сердце сжималось при виде всего этого. Но нельзя было поддаваться своим чувствам – каждая минута была дорога, и я принялся за поиски.

Я быстро напал на след Стефана, его запах был повсюду. Выбрав наиболее свежий след, я последовал за ним. Спустя пару сотен метров к его запаху присоединилось еще несколько, но их было не двое... это были пять новых вампирских запахов.

«Похоже, компания Стефана росла с каждым приемом пищи», – подумал я и последовал за ними.

Определив, в каком направлении двигалась шестерка монстров, я вернулся в свое тело. Процесс возврата был сравнительно прост.

– Что ты узнал? – воскликнула Хефрена, как только я открыл глаза.

– Их уже шесть! И они направились на северо-запад! – придя в себя, пробормотал я. Мое состояние было ужасным, астральная проекция отнимала много сил и энергии.

– Мое задание выполнено! Теперь я могу ехать?

– Не хотелось бы расставаться с тобой. Но раз ты так хочешь – ты свободен! – улыбнулась Хефрена и добавила. – Но только пока! Передавай привет моим старым друзьям Кристоферу и Джозефу. Ну и всем остальным тоже.

– Обязательно! – ответил я и, даже не собрав свои вещи, направился в аэропорт.

Категория: "Бессмертный: влюбиться впервые" | Добавил: YanaSauLLy (12.10.2009)
Просмотров: 1513 | Рейтинг: 4.9/12 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]