Категории раздела

"Бессмертный: влюбиться впервые" [22]
"Избранная: запретная любовь" [3]
"Подружка Дьявола или ключ от рая" [29]
Саундтреки к романам [3]

Поиск

Наш опрос

Ваша любимая героиня романа "Бессмертный: влюбиться впервые"?
Всего ответов: 158

Статистика

femmes russes a marier homepage counter счетчик сайта



Воскресенье, 25.06.2017, 17:05
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Официальный сайт писательницы Яны Саюлли

Произведения

Главная » Произведение » Романы » "Избранная: запретная любовь"

Глава 1. Груз сомнений

Мне до сих пор не верилось, что я смогла улизнуть от своего парня и по совместительству вампира. Видимо, Ричард был слишком измотан после бурной ночи со мной, ведь ему пришлось изо всех сил стараться удержать свою темную сторону внутри себя. Хотя он в этом не очень-то преуспел: монстр несколько раз все же проявил себя и, я бы сказала, весьма не в дурном свете. Но в данный момент я просто не могла об этом думать. После странного сна, в котором моя уже покойная бабушка Нина поведала мне о крайне безумных вещах. Во-первых, по ее словам, я потомственная ведьма и дар мне перешел только после ее смерти. Во-вторых, в прошлой жизни я была баронессой Гретхен фон Вестфален, но это не так страшно, если не учитывать тот факт, что она приходилась моему Ричарду родной сестрой. И, в-третьих, во сне бабушка сообщила мне о том, что умерла от сердечного приступа и, когда я проснулась, это подтвердилось звонком мамы.

Поэтому теперь я была в полном замешательстве: верить ли мне первым двум утверждениям бабушки Нины или нет? На самом ли деле я ведьма со всеми вытекающими последствиями, в числе которых враждебное отношение моего рода к вампирам? Но больше меня беспокоил вопрос, была ли я в действительности сестрой Ричарда, и что это может значить для нас? Именно в этом и заключались мои страхи, от которых я безрезультатно пыталась избавиться.

Я уставилась в иллюминатор и обнаружила, что мы начинаем снижать высоту. Буквально через несколько секунд в салон самолета вышла стюардесса и начала говорить уже наизусть заученный текст - сначала на английском, а потом уже на русском языке:

- Уважаемые пассажиры, через несколько минут наш самолет совершит посадку в аэропорту города Калининград. Просьба пристегнуть ремни безопасности и привести спинки кресел в горизонтальное положение.

Выполнив все инструкции, я наконец-то задумалась о самой важной на данный момент проблеме. О моем брате Александре, которого обратили в вампира еще полгода назад, и с тех пор о нем ни слуху ни духу. Пускай я и злилась на него, но в то же время понимала причину его бегства. Будет нелегко смотреть в глаза родного человека, которого пытался убить, хотя и не по собственному желанию. Братом искусно манипулировал его создатель Стефан – наполовину демон, наполовину вампир – демпир. По каким-то неизвестным причинам Стефана наняли, чтобы убить меня, а Алекс был лишь пешкой в руках злодея. Ричард мне объяснил, что на первых порах влияние создателя слишком велико и противиться ему практически невозможно. Поэтому я не винила брата за то, что он едва меня не прикончил той зимой.

Сейчас же я жутко переживала, не знала, что сказать родителям. Ведь я обещала им, что обязательно найду брата, и не успокоюсь, пока он не окажется дома. Но лучше бы я этого не делала - не давала подобных обещаний…

- Вика, дочка! – закричала мама, как только я появилась в поле ее зрения. Нас разделяли приличные пятьдесят метров, но, видимо, Анну Мунову это совершенно не волновало. Она помахала мне рукой, и я направилась в ее сторону.

- Привет, мама, – пролепетала я, когда она сжала меня в своих объятиях.

- Как долетела, крошка? Турбулентность не слишком досаждала тебе? – поинтересовалась Анна, отстранившись от меня. Она принялась изучать мое лицо. Ее короткие, черные, как смоль, волосы были идеально уложены в модную прическу, а заплаканные глаза изумрудного оттенка напомнили мне о причине визита. И хотя внешне мы не были похожи – в нас крайне редко угадывали маму с дочкой – но все же многие черты лица я унаследовала от нее. Кожа цвета спелого персика, позолоченного солнцем, аккуратной формы слегка курносый нос, выразительные зеленые глаза…

А вот шоколадного цвета густые волосы и верхнюю губу, слегка выступающую над нижней, я получила в наследство от папы.

- Все хорошо. Не переживай! – тут же ответила я. – А где папа?

- Он ждет нас в машине, – сообщила мама и погладила меня по голове. – Дочка, я так скучала по тебе, и вот мы встретились при таких плачевных обстоятельствах, – она тяжело вздохнула и потихоньку направилась к выходу, увлекая меня за собой. - Но ты же все равно приедешь навестить нас в августе?

Мама вопросительно посмотрела на меня. Я не знала, что ответить, ведь мы вместе с Ричардом собирались навестить моих родителей, и прежде всего для того, чтобы он с ними познакомился. Но теперь я даже не могла точно ответить, считаемся ли мы парой

- Если ничего не изменится, то да, – пробурчала я себе под нос и решила как можно скорее сменить тему разговора. – А когда назначены похороны бабушки Нины?

Лицо мамы сделалось мрачнее тучи, а в глазах заблестели слезы.

- Завтра, в два, – выдохнула она. – Ох, дочка, я так сожалею о том, что наговорила тебе о бабушке в прошлый раз…

Анна продолжала причитать, захлебываясь слезами. Я же вспомнила те слова, которые так четко врезались в мою память.

«Тебе больше нельзя встречаться с ней! Запомни это, Вика! Нельзя! – практически умоляла тогда мама. – Она уже как-то похитила тебя!..»

Теперь-то у меня были предположения, почему бабушка не могла со мной видеться. Наверняка, она посвятила маму в свою тайну, во все эти ведьминские штучки. Но, зная Анну как облупленную, я могла безошибочно предугадать ее реакцию. Было очень странно, что мама не добилась бабушкиной госпитализации. Скорее всего, это оказалось ей просто не по силам. В данной ситуации все, на что была способна Анна, – это запретить своей маме приближаться ко мне, поэтому-то бабушка Нина и пошла на столь опрометчивый шаг, как похищение.

Мы вышли на улицу, и я с наслаждением вдохнула свежесть позднего летнего вечера. На небе висел огромный диск желтой луны, но звезд еще не было видно. Безоблачный вечер предвещал на завтра солнечный день. И это не могло не радовать.

- Детка, а как обстоят дела с твоим братом? Ты хоть что-нибудь узнала о нем? – поинтересовалась мама тихим голосом, когда мы уже подходили к «десятке» отца.

Взглянув на Анну, я заметила отблеск надежды в ее глазах. Но что я могла ей ответить? Что мой брат превратился в вампира и не вернется, пока не смирится с этим? Или же, что он возможно стал бездушным монстром, который жаждет только человеческой крови и ничего больше? Я не знала, что сказать маме, но была уверена, как и она, что еще не все потеряно. Ведь если верить словам бабушки Нины в моем сне – видении, то я – потомственная ведьма. И если это действительно так, то я найду способ разыскать брата. Всего-то какое-нибудь заклинание или еще что-то в этом роде. Мне просто нужно научиться.

- К сожалению, пока ничего определенного. Но я обязательно найду Алекса, – заверила я маму и, кажется, она мне поверила.

Стоило нам только приблизиться к серебристой «десятке» отца, как тут же открылась водительская дверь, и из нее вышел статный мужчина средних лет. Его каштановые волосы уже чуть тронула седина, но глаза были по-прежнему ясные, как весеннее небо.

- Как долетела, дорогая? – поприветствовал меня папа и заключил в свои крепкие, как стальные тиски, объятия.

- Хорошо, – выдавила я, задыхаясь. – Папа, я не могу дышать.

- Ой, прости.

Мой отец был очень сильным мужчиной, и это не странно, ведь он был механиком и имел дело с большими железными штуковинами.

- Вика, а как же Сашка? Неужели о нем нет совсем никаких вестей? Он всегда был таким ответственным мальчиком. Не могу понять, что же с ним случилось…

Виктор Мунов отрешенно покачал головой, и если бы я не знала своего отца, то подумала бы, что он вот-вот расплачется.

- Пап, я его найду. Я же обещала.

Отец слабо улыбнулся мне и, казалось бы, не приложив даже малейших усилий, поднял мой чемодан на колесиках, чтобы уложить его в багажник.

Я удивилась, когда мама нырнула вместе со мной на заднее сидение. Обычно она, как настоящая жена, сидела рядом с отцом, сейчас же он больше походил на нашего водителя.

- Как дела у вас с Ричардом? Что-то ты совсем грустная, – тихо спросила мама, стоило нам только тронуться с места.

- Все нормально, – нагло соврала я. – Совсем недавно он мне сделал замечательный подарок.

- Какой же?

- Ричард написал мой портрет. Он просто восхитительный!

Я не решилась рассказать маме обо всех подарках, которыми одарил меня в тот вечер Ричард. И хотя это было только вчера, казалось, будто прошла целая вечность. Моя спальня, усыпанная лепестками роз и освещенная тысячами разноцветных свеч, шикарный пеньюар,  идеально подчеркивающий достоинства моей фигуры, и ночь любви, которую я никогда не забуду. Могла ли я говорить с мамой об этом? Конечно же нет. Мы никогда не были настолько близки…

- Но тогда я сбита с толку, – нахмурилась Анна, потерев подбородок. – Вы же не поссорились перед твоим отъездом?

Мама посмотрела на меня так, будто пыталась прочесть мои мысли. Иногда она была пугающе проницательной. Возможно, сказывались ведьминские гены, которые, по словам бабушки, обошли ее стороной.

- Не совсем, – не выдержала я.

Скорее всего, потом я пожалею об этом, но у меня больше не было сил тащить на себе весь этот груз сомнений.

- Я не знаю, как это объяснить, – начала я, – но, похоже, в прошлой жизни я была сестрой Ричарда…

- Что?!

Глаза мамы округлились и стали похожи на два зеленых блюдца.

- Понимаешь, мне приснился сон, – продолжала я шепотом, боясь, что мои бредни может услышать отец, и тогда смирительной рубашки мне точно не миновать. –  Нет, скорее, это было видение. В нем я оказалась в особняке бабушки, в том самом, куда мы сейчас едем. Я вспомнил, как игралась на детской площадке, когда была маленькой. Все было таким знакомым. Сад, аллея, сам роскошный трехэтажный дом. Я там частенько бывала. Ведь так?

- Да, – согласилась мама. По ее выражению лица можно было сказать, что она находится между шоковым состоянием и желанием в срочном порядке показать меня психотерапевту.

- Так вот в этом сне-видении я разговаривала с бабушкой, – не обращая внимания на реакцию Анны, говорила я. – Она поведала мне об очень странных вещах. Например, о том, что я потомственная ведьма и теперь спящая во мне сила проснется.

- Вика, остановись! – приказала мне мама, повысив голос. Она мельком посмотрела на отца и слегка улыбнулась ему, как бы убеждая, что все хорошо. – Это просто сон. Нет никаких ведьм или еще чего-нибудь ненормального. И хотя нехорошо говорить об умершем человеке плохие вещи, но твоя бабушка была не в своем уме. Наверное, при последней вашей встречи она сказала тебе что-то подобное, вот тебе и снятся кошмары. Забудь! Ведьм не бывает, и уж тем более ты не одна из их числа!

Как же мама ошибалась, утверждая, будто бы ведьм и других сверхъестественных существ не бывает. Лично я была знакома если не со всеми, то хотя бы с большинством из них. Чего только стоила встреча с демпиром (наполовину демоном, наполовину вампиром) Стефаном, который не мог определиться, что же ему со мной делать. Изначально в его планах числилось мое убийство руками моего собственного брата Александра, но потом он каким-то образом учуял во мне свою умершую возлюбленную Гретхен, ту самую сестру Ричарда, и его намерения насчет меня кардинально поменялись. Теперь-то я уже больше доверяла его нюху, нежели тогда. Но как ему удалось узнать во мне душу Гретхен? Это до сих пор было для меня большой загадкой.

- Тогда как ты объяснишь тот факт, что бабушка сообщила мне о своей смерти в этом сне? А когда я проснулась, то увидела, что индикатор моего мобильника мигает -  и это в четыре утра! – воскликнула я, но потом снова понизила голос. – И почему ты мне звонишь? Да потому что у бабушки был инфаркт, и она умерла!

Я слегка прищурила глаза, ожидая ответа мамы. В ее взгляде отчетливо читалось замешательство. Она не знала, что сказать, но сдаваться не собиралась.

- Совпадение! И только, – надменно произнесла Анна и уставилась в свое окно.

На какое-то время между нами повисло напряженное молчание.

- Мам, – позвала я ее, но она и не посмотрела в мою сторону. – Пожалуйста, расскажи мне все, что знаешь о бабушке… о ведьмах. Пожалуйста!

- Вика, не о чем рассказывать. Это все бредни сумасшедшей.

Кажется, большего от мамы я добиться не смогу. Поэтому я откинулась на подголовник и закрыла глаза. Мои мысли унеслись далеко-далеко, к Ричарду.  Я не хотела больше обдумывать наше будущее и возможную порочность нашей связи. Я была просто не в состоянии размышлять на эту тему, а уж тем более принимать какие-то решения. Одна только мысль о вероятном разрыве отношений с Ричардом причиняла мне столько колкой боли, что я едва удерживалась, чтобы не застонать.

Стараясь забыть о проблемах, я окуналась в воспоминания о первой нашей ночи любви. О прикосновениях, бросающих в дрожь все мое тело, о страстных, обдающих жаром поцелуях, о том удовольствии, которое заставляет забыть обо всем на свете. Как же связь со столь идеальным для меня мужчиной может оказаться неправильной, аморальной? Сама не замечая того, я снова вернулась к вопросу, который еще минуту назад внесла в свой список «неприемлемых тем».

Неожиданно я поймала себя на мысли, что больше всего на свете я хочу впасть в кому. По меньшей мере, на денек. Тогда бы у меня появился шанс хоть немного передохнуть от терзающих мое сознание размышлений.

- Вика, мы приехали, – прошептала мне на ухо мама, легонько погладив по голове. По-видимому, я задремала и сейчас чувствовала себя совершенно разбитой. Собрав остаток сил в свой маленький кулак, я заставила себя вылезти из машины. Но стоило мне только выйти наружу, как я остолбенела от представшей перед моими глазами красоты.

Трехэтажный дом бабушки и окружающая его территория смотрелись по-сказочному восхитительно. Все пространство, доступное моему зрению, было заполнено огоньками, которые, словно светлячки, создавали иллюзию волшебства. Гирлянды желтых лампочек были развешаны на кронах деревьев, на идеально подстриженной траве крошечные огоньки образовывали причудливый узор, а огромный подсвечиваемый фонтан сиял разноцветными струями и каскадами. Даже сам дом был ярко освещен, ведь во всех окнах горел свет.

«Да уж, – усмехнулась я про себя. – Похоже, бабушка совершенно не экономила на электричестве!»

Зайдя внутрь дома, я усомнилась в том, что он принадлежал моей бабушке. Больше походило на то, что здесь обитают лица королевских кровей или же семья высокопоставленного чиновника. Но никак не безработная пожилая женщина, да еще и моя бабушка.

Стены были обшиты панелями из драгоценного красного дерева, пол выложен плитками и устлан персидским ковром, а массивные двери и окна были сделаны из дуба. Старинная мебель, заполняющая все комнаты, безупречно сохранилась еще со времен двадцатого века.

Пока я добралась до своей комнаты на втором этаже, мне на глаза попалось, как минимум, три человека из обслуживающего персонала. Несомненно, бабушка жила в роскоши, ни в чем себе не отказывая, но вот только на какие деньги? Этот вопрос отказывался покидать мою голову до тех пор, пока я не прослушала автоответчик на своем мобильном телефоне.

Оказавшись одна в огромной комнате, недолго думая я поплелась в ванную. Даже там меня не покидало чувство, что это сон, настолько шикарным все было. Моя ванная комната больше напоминала музей изящных искусств, нежели обычную уборную в дополнении с ванной или душевой кабинкой. Все вокруг блестело и сияло от чистоты. Я могла бы поспорить, что перламутровая плитка жемчужного цвета, раковина, унитаз, да и все прочее были привезены из Италии и стоили безумных денег.

Буквально на несколько минут я почувствовала себя по-настоящему комфортно, нежась в душистой пене. Но стоило мне войти в свою спальню, как мрачные мысли обступили меня со всех сторон. Когда мой взгляд переместился на сумочку, я съежилась от понимания, что мне сейчас предстоит пережить.

Я наконец-таки решилась включить свой мобильник, и теперь разговора с Ричардом мне просто не избежать. Скорее всего, он уже весь извелся от неведения, ведь единственное, что Ричард знал, так это то, что я сообщила ему в паре строк на клочке бумаги.

«Извини, что не разбудила, – писала я тогда впопыхах неразборчивым подчерком, – но мне нужно срочно уезжать на похороны бабушки. Позвоню, когда появится возможность. Целую...»

Последнее слово мне далось особенно сложно. Не знаю, могу ли я хотеть поцеловать того человека, который в прошлой жизни был мне братом? Я сильно помотала головой, пытаясь избавиться от этой мысли, и тут же нажала на кнопку включения на мобильном. Стоило ему только до конца прогрузиться, как сразу же открылось сообщение: «12 пропущенных вызовов». И, конечно же, все они были от Ричарда.

Почти после каждого вызова было оставлено голосовое сообщение на автоответчик.

«Вики, где ты? Я переживаю. Срочно перезвони мне» – гласило первое.

Второе сообщение уже отдавало дрожью в голосе: «Вики, любимая, я не нахожу себе место. Прошло уже полчаса, а ты так и не перезвонила. Ты хочешь моей смерти?»

С каждым последующим сообщением ощущалась растущая нервозность в голосе Ричарда. Казалось, он едва ли держал себя в руках.

«У меня сдают нервы. Эшли не видит тебя. Вики, что случилось? Где ты?»

Я пропустила все остальные сообщения и перешла к последним двум, которые были оставлены двадцать минут назад с полуминутным интервалом.

«Если ты не перезвонишь мне в течение часа, я вылетаю в Москву. Я переверну всю русскую землю, но найду тебя! Чего бы мне это не стоило…»

«Нет, прости… Умоляю, прости меня! Я не это имел в виду. Просто я очень переживаю. Вики, перезвони мне, иначе… Иначе я не знаю, что может произойти…»

Ошеломленная услышанным, я четко решила избежать разговора с разъяренным вампиром.

«Только этого мне сейчас и не хватало! Уж лучше напишу ему смс и сразу же отключу мобильник», – думала я, когда набирала сообщение для Ричарда.

«Не сходи с ума, – молниеносно набирала я. – у меня горе. Бабушка умерла. Так что позволь мне уделить должное внимание умершему родному человеку. Я позвоню, когда будет время. Сейчас же я просто валюсь с ног. Спокойной ночи!»

Нажав на кнопку «Отправить», я дождалась сообщения об отправке и сразу же отключила мобильный телефон.

- Фух, – выдохнула я. – Успела…

Я даже невольно улыбнулась, радуясь, как ребенок, которому удалось убежать от своих сверстников.

В дверь постучали, когда я уже готовилась ко сну.

- Войдите, – крикнула я и нырнула под одеяло, так как уже была в ночнушке.

Это была мама. Она медленно подошла к моей кровати. Выражение ее лица выдавало недовольство. Похоже, она до сих пор злилась на меня.

- Вика, у тебя все хорошо? Ничего не надо? – поинтересовалась она подчеркнуто сухим тоном.

- У меня все в порядке, мама. Не беспокойся.

- Тогда спокойной ночи, – уже более мягко сказала она и потянулась ко мне, чтобы поцеловать в лоб.

- Сладких снов, мама, – отозвалась я, когда она уже направилась к двери.

Анна кивнула и нырнула за дверь, закрывая ее за собой.

Повисла гробовая тишина, но, слава Богу, темно в комнате не было. Я не решилась выключить ночник. Моя спальня пугала своими размерами, и перспектива находиться в ней одной, да еще и в темноте, не очень-то прельщала меня.

Я и не заметила, когда заснула. Возможно, именно поэтому я и не сразу сообразила, что это сон.

Просторная комната, в которой я находилась, была роскошнее бабушкиного дома, а мебель и портьеры на окнах казались еще более старинными и дорогостоящими. Я напевала какую-то неведомую мне мелодию и поливала экзотические цветы. Как странно, я ведь никогда не любила растения, а уж тем более ухаживать за ними.

Внезапно в дверь постучали, и кто-то вошел, не дождавшись разрешения. На секунду я даже вскипела от нахальства вошедшего в мою комнату человека, но когда обернулась все мое раздражение как рукой сняло. Это был Ричард. Вот только года на три-четыре моложе. Он был одет в странные для современных дней светлые элегантные одежды. В моей голове внезапно возникла одна забавная догадка, что Ричард позаимствовал свой костюм в местном театре, где шла постановка романа Джейн Остен «Гордость и предубеждение». Но стоило мне перевести свой взгляд на его лицо, как мысли о причудливом костюме Ричарда тут же испарились, лопнули, словно мыльный пузырь. Его сияющая улыбка и радостные глаза говорили о том, что он принес хорошую весть. И что же это было?

В несколько больших шагов он пересек комнату и, остановившись в метре от меня, протянул пушистый комок шерсти. Только сейчас я поняла, что было у него в руках.

- Как ты и просила, – все еще улыбаясь, произнес Ричард урчащим голосом. – Папильон – карликовый спаниель. Скажи, красавчик?

О, Боже! Собака?! Да я их боялась еще с третьего класса, когда на меня напал озверевший ротвейлер соседа. Помню, тогда мне назначили курс уколов от бешенства. Ужас!

- Какой миленький! – вырвалось визжание у меня из груди и мои руки потянулись к маленькому лохматому чудовищу.

«Нет, нет, нет!» – запротестовала я. Но, кажется, меня никто не слышал.

Комок шерсти прижался к моей груди, и я наклонилась, чтобы поцеловать его в маленькую головку.

«Фу, какая мерзость!» Я попыталась отпрянуть от собаки, но у меня ничего не получилось. И даже наоборот, я еще больше зарылась лицом в мех животного.

- Как думаешь, – оживленно заговорила я, и только теперь поняла, что с моим голосом творится что-то неладное, – пригласить ли мне на днях мастера, чтобы он написал нашу картину, или же подождать, пока щенок немного вырастет? – спросила я у Ричарда и направилась к огромному зеркалу в золотой оправе, чтобы полюбоваться нашим дуэтом.

То, что я увидела в отражении, сначала повергло меня в немой шок. Поэтому я не могла ни двинуться, ни заговорить, а только рассматривать, если верить зеркалу, саму себя.

Передо мной предстала девушка лет тринадцати, но уже с ярко выраженной неземной красотой. Ее густые черные локоны струились по плечам, синие, как летнее небо, глаза обрамляли пушистые ресницы, а изящный корсет, переходящий в пышную юбку, еще больше подчеркивал точеную талию девушки.

Осознание того, что же происходит, и на чье отражение я сейчас смотрю, мелкими шажками подбиралось ко мне. Но в это самое мгновение за моей спиной послышался голос Ричарда, а через секунду я уже увидела его в зеркале.

- Сестренка, думаю, стоит подождать. Пусть щенок подрастет, – улыбаясь, произнес Ричард и обнял «меня» за плечо.

Гретхен и Ричард. Баронесса и барон фон Вестфален – живые и совсем еще юные…

- Нет! – завизжала я и проснулась от собственного крика.

Категория: "Избранная: запретная любовь" | Добавил: YanaSauLLy (17.04.2010)
Просмотров: 1294 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/7 |
Всего комментариев: 11
11  
Всё конечно хорошо, но почему вы изменяете имена героев? Это очень неприятно, складывается ощущение, что вы не помните, что было до этого.

9  
Замечательно, что пишешь продолжение! А то у меня было чувство незаконченности " Бессмертного..." И то, что некоторые имена изменились, мне нравится. В общем, все , как и всегда, отлично. С нетерпением жду продолжения!!! wink

10  
Толстушка, это только первая глава.
А вот вторая! wink
Спасибо за отзыв))

7  
А мне понравилось с новыми именами... В общем, написано как всегда замечательно! Концовка очень интересная... Все-таки есть интрига, очень интересно узнать, что убдет дальше. wink

8  
Kitti, спасибочки! happy

5  
А я так растроилась что им имена поменяли sad Я ведь в Трентоне родилась и имя у меня как у главной героини было cry Я так радовалась и тут на тебе! sad А зачем имена менять?Им они ведь так шли!!! wink

6  
Элли, это вынужденная мера для российских издательств.

3  
а когда продолжение? wink

4  
Ann, без понятия! Я еще даже не садилась за 2 главу!

1  
О,очень интересно!Откуда это у бабушки такой дом?И конец главы тоже впечатляющий.Жду продолжение! smile

2  
Джейн, как это откуда? Она же ведьмой была! wink
Спасибо за отзыв))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]