Категории раздела

"Бессмертный: влюбиться впервые" [22]
"Избранная: запретная любовь" [3]
"Подружка Дьявола или ключ от рая" [29]
Саундтреки к романам [3]

Поиск

Наш опрос

Читаете ли вы роман "Подружка Дьявола"?
Всего ответов: 199

Статистика

femmes russes a marier homepage counter счетчик сайта



Вторник, 27.06.2017, 09:51
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Официальный сайт писательницы Яны Саюлли

Произведения

Главная » Произведение » Романы » "Подружка Дьявола или ключ от рая"

Глава 17

Люцифер

 

Квартира Ангелины находилась на втором этаже, поэтому нам не пришлось пользоваться лифтом. Хотя я был бы не прочь оказаться с ней в тесном замкнутом помещении. Для подогрева страстей, так сказать.

Мне довелось побывать в разных местах и в разное время. На моих глазах человечество прогрессировало в развитии. Пещеры сменялись комфортабельными домами, кареты, упряженные лошадьми, самолетами, а о переписке посредством почтовых голубей уже никто и не помнил, ведь мир поглотила глобальная паутина под названием «Интернет». Именно поэтому я думал, что меня уже ничем не удивить. Однако войдя в квартиру Ангелины, я будто очутился в девяностых. Настолько все было старым и давным-давно вышедшим из моды. Ремонт, мебель, техника – во всем чувствовался дух того времени.

- Наверняка, в таком захолустье ты еще не бывал, - усмехнулась Ангелина, ведя меня на кухню.

Знала бы она, что по сравнению с теми шикарными апартаментами, в которых я жил в далеком десятом веке, ее квартира казалась настоящим дворцом, так бы точно не говорила.

- Что ты, у вас очень уютно.

- Ну да, - саркастически проговорила она. – Значит, воду из крана?

Ангелина взяла стакан из подвесного шкафа и направилась к раковине.

- А может ненароком у вас все-таки завалялась пара пакетиков чая?

Кажется, выражение моего лица приобрело жалобный оттенок, потому что девушка вместо стакана под струю холодной воды подставила чайник.

- Надеюсь, ты не являешься противником зеленого чая, потому что черный у нас действительно закончился… – как бы между прочим поинтересовалась Ангелина.

- Нет, конечно, - улыбнулся я, впиваясь в нее изучающим взглядом. Девушка явно смутилась и поспешила повернуться ко мне спиной. – Зеленый - так зеленый.

Я с любопытством наблюдал за каждым ее движением. Вот она достала картонную упаковку чая, ее рука машинально потянулась к выдвижному ящику и извлекла оттуда серебряную ложку (естественно, к драгоценному металлу она не имела никакого отношения). На столешнице уже стояли две чашки средних размеров. В одну из них она без промедления насыпала пол ложки чая и одну сахара.

- Тебе сколько ложек сахара и чая? - не оборачиваясь, неожиданно спросила она. От этого я даже вздрогнул. Увлекся, ничего не скажешь. Наблюдая за Ангелиной, я получал какое-то неподдающееся описанию удовольствие.

- Одна ложка чая и столько же сахара, но только с верхом, - немного промедлив, ответил я.

Девушка в точности выполнила мои указания, и уже через пару минут подала мне чай.

- Конфетки? – предложила она, ставя конфетницу в центр стола.

С чего бы такая внимательность и гостеприимство?

- Да, конечно, - ответил я, не сводя глаз с Ангелины, и потянулся за конфетой. – Благодарю.

Все это время она старалась не смотреть в мою сторону, однако сейчас пытливо воззрилась на меня. Я почувствовал некое неудобство, что со мной было впервые. До этого момента моя близость производила обратный эффект: это окружающие инстинктивно чувствовали дискомфорт, находясь рядом со мной. Точно жертвы, учуявшие присутствие опасного хищника. Такое положение дел меня вполне устраивало, ибо смертные были далеко не лучшей для меня компанией.

Однако, для достижения своей цели, в последнее время при Лине я всячески старался скрыть свое превосходство над родом человеческим. Похоже, это не всегда срабатывало. Иногда мне казалось, что эта девчонка видит меня насквозь. Неужели влияние Михаила столь высоко? Но это было невозможно, он всего лишь наблюдатель, память которого активируется только на небесах. Разумеется, нельзя полностью исключать тот факт, что его ангельская энергия может иметь воздействие на человеческую оболочку, пусть и неосознанно.

- Ну, так что, - хитро прищурившись, начала Ангелина, - зачем ты напросился ко мне домой?

Моей челюсти не оставалось ничего другого, как красноречиво отвиснуть. Однако, моментально взяв себя в руки, я постарался списать столь странное поведение моего лица на искреннее непонимание.

- В горле пересохло, - нашелся я, все еще пребывая, мягко говоря, в недоумении.

Эта человеческая женщина не переставала удивлять меня. Несомненно, только ребенок мог поверить в бескорыстность моих действий, будто бы мне действительно захотелось пить, но выражать недоверие в столь открытой форме способен далеко не каждый человек. Среди смертных ходит такая поговорка: «Наглость – второе счастье», и отчасти я согласен с этим выражением. Возможно, будь люди хоть чуточку наглей, они бы и чувствовали себя немного счастливей.

- Конечно-конечно, - лукаво улыбнулась она. – Я сделаю вид, что поверила тебе…

Да она насмехается надо мной! Простая смертная посмела смеяться над Люцифером?..

Я сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, призывая себя успокоиться. Сделав глубокий вдох, я переключил все свое внимание на чашку чая. Мне нужна была еще хотя бы минута, чтобы полностью прийти в себя. Откусив конфету, я отпил горячего чая, по идее он должен был обжечь мне язык, но этого не случилось. С таким же успехом я мог бы утолять жажду раскаленной лавой вулкана.

В воздухе повисло наэлектризованное молчание.

- Как дела в университете? – Мой голос прозвучал грубее, чем мне бы хотелось. – У тебя ведь сессия на носу?

Ангелина с недоверием покосилась на меня.

- Поговорим о моей учебе? - в изумлении осведомилась она. Ее брови выразительно взметнулись вверх и несколько мгновений оставались в таком положении.

- Почему бы нет? – усмехнулся я. Недавний приступ злости отпустил, любезно уступив место сарказму.

- Ладно, - Ангелина пожевала нижнюю губу. – С этим у меня все в порядке. Сессия не совсем и на носу, до нее почти месяц. А как у тебя обстоят дела с твоим бизнесом?

И почему ее так заботит то, чем я занимаюсь? Беря в расчет ранимость человеческой психики, для нее же будет лучше пребывать в неведении касательно этой темы.

- Процветает, - коротко ответил я.

- Иначе говоря: богатые продолжают богатеть, а бедные – беднеть…

- Кто на что учился! – резко бросил я. От моих слов девушка откачнулась, точно от пощечины.

- А на кого же учился ты? – сквозь зубы процедила она стальным голосом. В ее глазах пламенел огонь гнева. Еще чуть-чуть, и начнется пожар.

Проклятье! Кажется, неподконтрольное течение уносит меня совсем не в ту сторону.

Само собой разумеется, я не закончил ни одно высшее учебное заведение. Мне даже трудно представить себя в роли студента, грызущего гранит науки. Это было так нелепо и смешно, что я едва ли удержался от смеха. Люцифер в компании тупых выпускников школы. Боюсь, при таком раскладе число перешедших на второй курс студентов резко сократилось бы. Они просто не дожили бы до этого момента. Зачем же портить университетам статистику, в мире и так мало толковых людей. Да и зачем это мне? Опытней и умнее меня только сам Бог. Впрочем, даже это утверждение подлежало сомнению. Вероятно, так и было до моего падения. Теперь же за все тысячелетия моей ссылки на Землю я повидал столько, сколько наблюдающему со своего божественного трона Отцу может только сниться.

Все же я не мог сказать Ангелине правду, иначе выставил бы себя неучем. В мире людей каждый должен иметь диплом, документ, подтверждающий, что у человека была потенциальная возможность чему-то научиться. Показывающий, что уровень его интеллекта не ниже плинтуса. Мне же не нужна была такая бумажка, чтобы доказать свою высокую образованность. Я обладал обширными знаниями во всех областях науки.

 - У меня три высших образования, - тоном полного безразличия ответил я. По реакции девушки можно было сказать, что она под впечатлением. Безусловно, я мог бы соврать, что у меня гораздо больше дипломов, но это уже было не так правдоподобно.

- И какие же? – Она искренне заинтересовалась.

- Юридическое, экономическое и инженерное, - загибая пальцы, монотонно перечислил я. Видимо, я удачно подобрал направления образования, потому что в глазах Ангелины явственно отразилось уважение.

- Сколько же тебе лет? – вдруг спросила она, ехидные нотки в ее голосе сменились любопытными.

Ей лучше не знать мой истинный возраст; она едва ли она способна переварить эту информацию, не то, чтобы принять ее.

- Двадцать шесть, - не промедлив ни секунды, отозвался я. В общем-то, это действительно была правда: моей человеческой оболочке было именно столько лет, плюс-минус один год.

- Честно сказать, я так и думала, - улыбнулась Лина и сделала большой глоток уже слегка остывшего чая.

Мне все же удалось разговорить ее, повезло найти подходящую тему. Дети – вот что было ее слабым местом. Казалось, про них она могла бы говорить часами. На зимней практике она целый день провела в компании детдомовцев; общалась с ними, изучала их манеру поведения, умение строить взаимоотношения со сверстниками. Судя по тому, с какой теплотой и любовью она отзывалась о них, из Ангелины могла выйти отличная мать. Вот только ей это не суждено узнать.

Вдобавок девушка поделилась со мной своим желанием попасть на летней практике в свой детский дом. Она сетовала, что в свое время ей не к кому было обратиться за психологической помощью, ведь на должность психолога в ее детдом направили неопытную выпускницу университета, у которой, как потом оказалось, глубоко внутри засела лютая ненависть к детям. По каким-то неведомым причинам, их детский психолог не только не помогала справляться с проблемами, все ее действия неизбежно приносили лишь вред. Собственно поэтому Ангелина стремилась получить направление именно в это место, так у нее появлялась возможность хотя бы на протяжении месяца действительно оказывать поддержку всем нуждающимся в этом детям ее родного детского дома.

- Вот только не думаю, что у меня получится устроиться на время практики в свой детдом. Деканат мало заботят наши личные желания.

Девушка глубоко вздохнула, пытаясь унять досаду. Она на самом деле хотела помочь детдомовцам, для меня же это было поистине дико. Благородство и сострадание ближнему явно не в моей природе.

Я и не заметил, как допил свой чай, а это значило, что у меня больше не было причин задерживаться в доме Ангелины. Я напрасно потратил свое время; сдвинуться с мертвой точки в отношениях со смертной девушкой, от которой всецело зависел успех моего плана, мне так и не удалось.

- Ты допил? – осведомилась Ангелина, хотя воочию видела, что это так. Она окинула меня многозначительным взглядом, откровенно говорящим, что мне пора бы и честь знать.

- Думаю, это значит, что мне уже пора, - нехотя контактировал я. Она кивнула с очевидным облегчением и заметно расслабилась.

У этого вечера не мог быть такой финал. Уйти с пустыми руками – все равно что признать свою слабость. Слишком многое было на кону, да и другой подобный случай вряд ли подвернется в ближайшей перспективе.

Судорожно обдумывая все возможные варианты, я специально медленно передвигался к двери. Ангелина шла за мной, заданный мной темп ее явно напрягал. Она поскорее хотела избавиться от меня; это витало в наэлектризованном воздухе.

Конечно же, я понимал, что тороплю события. Для чего-то большего, нежели милая беседа за чашкой чая, было слишком рано. Однако я никогда не отличался терпением и всегда получал все и сразу. Мне не хотелось отходить от сложившейся традиции, но, как это ни горько признавать, в данном  конкретном случае я был бессилен.

Я не мог применить по отношению к Ангелине ни внушение, ни очарование, ничего, что могло привести к скоплению сверхъестественной активности. Чего мне только стоило проникновение в ее сон, это было настолько рискованной затеей, что я едва ли избежал обнаружения. Благо я действовал сверхосмотрительно и с достаточно большого расстояния, переместившись в самую отдаленную от девушки точку Земли, иначе все мои планы рухнули бы в одно лишь мгновение. Будь Уриил до сих пор приставлен к Лине в роли ангела-хранителя, этот номер не остался бы незамеченным. Какая жалость, что риск применения очарования или внушения был безумно велик, хотя бы потому что для желаемого эффекта крайне необходим непосредственный контакт. Поэтому единственным оружием в этой непростой борьбе было мое природное обаяние. И пусть не в кратчайшие сроки, как мне того хотелось, но оно все же приносило свои плоды.

Если я перестану использовать тактику излишнего давления и воспользуюсь альтернативным вариантом: буду исполнять ее желания, ведь доступ к ее мыслям был все еще открыт для меня, то защитная реакция Ангелины улетучится, как роса на солнце.

- Может, поужинаем завтра? – поинтересовался я, одарив Ангелину своей самой неотразимой улыбкой. Она не сразу нашла, что ответить. Ее глаза сосредоточились на моем лице больше положенного времени. Я наклонился к ней так близко, что мог чувствовать ее дыхание. Девушка не отстранилась, а лишь перевела свой взгляд на мои губы.

- Ангелина, ты окажешь мне такую честь, составишь компанию за ужином? - томным голосом повторил я свой вопрос. Она с трудом сглотнула и на мгновение закрыла глаза, пытаясь придумать правдоподобный отказ.

- Я… будет слишком поздно, - невнятно произнесла она. – Я ведь заканчиваю после десяти вечера. Разве рестораны еще открыты в такое время?

- Я найду такой, который будет работать.

Закончив фразу, я плавно сократил расстояние между нашими лицами еще на пару сантиметров. Похоже, девушка этого даже не заметила, потому что не последовало никакой ответной реакции на мое столь малозаметное действие.

- Но я не ем после шести. Я на диете.

Я мог бы подумать, что она упорно продолжает избегать моего общества всеми возможными способами, правдой и неправдой. Однако имея возможность читать ее мысли, я знал, что она не лгала мне.

- Без проблем. Обед тоже подойдет.

Только сейчас я заметил, что дыхание Ангелины было сбивчивым и неровным, а зрачки ее глаз расширились до предела. Не нужно было обладать телепатией, чтобы понять, что девушка находилась в состоянии возбуждения.

- Но у меня очень короткие обеденные перерывы, не больше пятнадцати минут.

- В конце концов, это мое кафе,  - вздохнул я. Когда же в ее голове закончатся все эти бестолковые отговорки? – Поэтому я могу продлить тебе перерыв.

- А как же Кира? – вдруг возмутилась она. – Я так не могу поступить с подругой. Отдыхать, когда она вкалывает как лошадь.

Такими темпами мы еще не скоро придем к согласию.

- Я закрою «Час пик» на час, - сдержанно проговорил я. -  На это время Кира будет свободна и сможет сходить, куда ей вздумается. Мы же с тобой наедине пообедаем в кафе. Надеюсь, такой вариант тебя устраивает?

Ангелина закусила губу, опустив свой взгляд в пол. Время шло, но она молчала, тем самым подвергая себя большой опасности. Ведь я начинал терять контроль.

- Хорошо.

Не может быть! Лишь теперь я осознал, каким напряженным было мое тело. Словно натянутая струна гитары, вот-вот готовая порваться.

- Значит по рукам, - радостно отозвался я. Ангелина неуверенно кивнула, и наши взгляды вновь соприкоснулись.

Сердце девушки ускоренно забилось, когда я придвинулся к ней еще ближе, ощутимо ближе. На какое-то время повисло мертвое молчание, нарушаемое только шумом большого города. Лина вновь закусила губу, пытаясь по выражению лица предугадать мои дальнейшие действия.

- Думаю, мне пора, - заговорил я тихим голосом. – До завтра, Ангелина.

Она устало улыбнулась, как будто бы гора с плеч свалилась, и потянулась к ручке двери. И в этот самый момент я сделал то, что она никак не ожидала, но в то же время до потери пульса, до безумия, до умопомрачения желала всем своим телом и разумом.

Неуловимым движением я прильнул к ее губам. Мощнейший электрический разряд пронзил меня, жидким азотом разливаясь по моим венам. Мое тело обдала волна ледяной боли. Мне понадобилась вся моя сила воли, чтобы не взвыть. Ничего подобного я раньше не испытывал. Это было нечто сильнее меня, нечто, практически лишающее меня способности противостоять. Неужели Отец специально создал людей таковыми, чтобы отбить у ангелов всякое желание идти на близкий контакт со смертными?

Ангелина не сразу поняла, что произошло, ибо я почувствовал сопротивление с ее стороны лишь через несколько долгих секунд. Она постаралась оттолкнуть меня, но все ее попытки потерпели фиаско. Я заключил ее в железные объятия, из которых вырваться ей было не под силу.

Каждое мгновение поцелуя давалось мне ценой невероятных усилий и обжигающей боли, но я не сдавался. Это уже было дело принципа. Я пообещал себе, что выстою до конца, никто и ничто не сможет сломить меня. Ведь я Люцифер, первый сын своего Отца!

Последующие действия Ангелины повергли меня в состояние полного оцепенения, чего не случалось со мной ранее. Девушка настолько увлеклась поцелуем, что решила сделать его более глубоким и горячим. К своему несказанному удивлению, я почувствовал, как ее язык проскользнул в мой рот. Кто бы мог подумать, что Лина окажется такой страстной девушкой? Для меня это было открытием, приятным открытием.

Я словил себя на мысли, что начинаю получать удовольствие от поцелуя со смертной. Какое-то извращенное удовольствие, граничащее между болью и наслаждением. Меня разрывало на кусочки, окутывая плотной пеленой неистово мечущихся разрядов экстаза. Я горел в костре боли и в то же время купался в океане блаженства. Как такое вообще возможно? Это оставалось для меня загадкой.

Первой поцелуй прервала Ангелина, ощутившая недостаток кислорода. Заключенная в мои объятия, она ошарашено смотрела на меня. Думаю, на моем лице отражался не меньший шок. Мне казалось, что в этом мире не осталось ничего такого, что способно удивить меня по-настоящему. Как я ошибался…

 

Категория: "Подружка Дьявола или ключ от рая" | Добавил: YanaSauLLy (12.12.2010)
Просмотров: 837 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/11 |
Всего комментариев: 2
2  
мне так нравится роман,просто супер!!!!
очень жду продолжения!!!
спасибо автору за такую идею книги)))))

1  
WOW!Saully ti menea porajaesh!Kak mojno tak intrigovati?Kogda sleduiushaya seriia?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]